«Если женщина потравила тараканов в голове»: жизненный текст о важности принятия себя

0
235

«Будь идеальным во всем и всегда» — девиз ХХI века. Все бы ничего, но этот недостижимый идеал едва ли не ежедневно меняется, оставляя зазевавшихся марафонцев далеко в конце гонки длиною в жизнь. Боясь отделиться от общества, мы худеем, полнеем, наращиваем и отрезаем волосы, следуем нелепым трендам, а иногда и ложимся под нож хирурга, надеясь хотя бы некоторое время чувствовать себя принятым и желанным.

Я начала думать о пластической операции в 12 лет. Тогда одноклассник сказал, что у меня «ого, носяра». Как человек разумный, я сразу поняла, что одноклассник прав, и построила в голове блестящую схему: у меня никогда не будет парня, так как «ого, носяра», я не выйду замуж, так как «ого, носяра», нас с носом не возьмут на работу. Шансов нет (ума тоже).

Кстати, чушь, мы с носом не только посещали свидания, вышли замуж, но теперь еще и благополучно разводимся.

Но тогда, в 12, я точно знала, что все мои беды завязаны на носе. Позже мне захотелось большую грудь. Желательно сразу по трубопроводу перегнать излишки носа в область декольте. Из изобильного региона в дефицитный.

Пять лет назад я считала, что красива лишь молодость. Молодость должна сопровождаться аккуратным носом, пухлыми губами, изящным овалом лица, пышной грудью.

Откуда это появилось в моей голове?

От одноклассника.
Из журналов, которые ретушируют фото.
Из рекламы, которая ретуширует фото еще сильнее, чем глянец.
Из фильмов, для которых актрисы сидят на диетах и подсушиваются перед съемками обнаженного тела.
От клиник пластической хирургии, делающих успешные рекламные кампании.

Все это создало образ красивой и непременно счастливой женщины.

Женщина не делает пластику, чтобы просто стать красивее. Нет. Она делает ее, чтобы быть счастливой.
Чтобы выйти замуж.
Чтобы муж не ушел.
Чтобы подружки завидовали (для кого-то это счастье).
Чтобы расти по карьерной лестнице (для публичных людей это важно, как пример — Скарлетт Йоханссон, которая увеличила грудь, сделала карьеру, затем уменьшила грудь).
В конце концов, чтобы соответствовать. Соответствовать канонам красоты.
Чтобы закрыть пластикой дыру в душе, которая называется «неуверенность».

Вчера устроила в «сториз» опрос, спросила подписчиков: что бы вы хотели изменить в себе? Обалдела от количества сообщений — их тысячи. Знаете, какой ответ самый популярный? Увеличение груди. Либо подтяжка груди после кормления ребенка.

В ХIV веке девочкам утягивали грудь тугой повязкой — лишь бы не выросла. Красивыми считались маленькие формы. Под платьем замужняя дама носила подкладку, чтобы казаться беременной: грех в постели с мужчиной можно было оправдать лишь необходимостью рожать детей, беременность была в моде.

Прошло каких-то 700 лет, а дамы вместо уменьшения груди думают об ее увеличении. Вместо увеличения живота идут к хирургу, чтобы его уменьшить.

Что будет еще через 100 лет, а? Может, в моду войдет пришивание третьей груди. Сосок на лбу. Считаете, бред? Но женщины в ХIV веке тоже посчитали бы наше поколение сумасшедшим.

На втором месте по популярности у моих подписчиков (причем тут и мужчины подключились) уменьшение носа. Подозреваю, у вас тоже был тот самый нехороший одноклассник, высказавший свое мнение о носе.

Иногда я смотрю на себя в зеркало и думаю: «Вот бы нос чуть меньше, овал чуть острее, нависшее веко бы убрать». Знаете, когда я так думаю? Когда у меня случилось что-то очень плохое, когда земля уходит из-под ног, когда ощущаю себя неуверенно. И наоборот, когда счастлива или в нейтральном состоянии, мне в голову не приходит резать свое тело. Когда я счастлива, я чувствую себя красивой, привлекательной, классной.

Если женщина потравила тараканов в голове, она уверена в себе, если она профессионально реализована, любит свое дело, она может путешествовать и другие пункты, для каждой свои, — да плевать ей на то, что форма груди не как в 14 лет. Плевать. Она классная и знает это.

Единственные люди, которым нужно что-то уменьшать, — те самые одноклассники с длинными языками. Язык бы поменьше, а чувство такта побольше.

Я приняла свою внешность, когда разобралась с тараканами, искренне послала куда подальше языкастого мальчика и углубилась в историю, поняла, как переменчивы каноны красоты.

С интересом наблюдаю за результатами пластических операций, нисколько не осуждаю тех, кто их делает, за этим практически всегда стоит их внутренняя боль. Сама делать не планирую. Однако же высыпания на лице замазываю в фотошопе — этой свободы у меня пока нет. С носом живу в ладах, неровную кожу замазываю, чтобы было больше лайков.